Литвинская война

Давайте представим, к чему может привести гибридная война на востоке Украины в перспективе. Так или иначе она завершится, и независимо от результатов некоторые факторы распространят свое влияние за пределы границ Украины, на соседние страны - Молдавию, Белоруссию, Россию. А факторы эти - прямое наследие постсоветских авторитарных режимов, преодолеваемое Украиной сейчас и лежащее мертвым грузом на вышеперечисленных странах. Неповоротливая государственная машина, неспособная обеспечить общественный прогресс, порождающая коррупцию, кумовство и замыкание элит. Столкновение поколений: молодежь до 30-ти, часто не имеющая возможности нормально устроиться, в той или иной форме уже держит зуб на дядь за пятьдесят, прочно усевшихся на местах и препятствующих подъему на ноги одних и дальнейшему росту других.

Но главная заноза - культурный раскол и конфликт идентичностей. В каждой из четырех стран есть люди, осознающие себя представителями отдельной нации, принадлежащей к европейской цивилизации, а есть люди постсоветского склада, видящие себя внутри оставшихся от СССР ценностей. Причем и те, и другие оформились в четко различимые общественные группы, объединяемые только мировоззрением. Чаще всего раскол усугубляется поддержкой реакционных групп властью. В Молдавии, например, долгое время у власти оставались коммунисты, и помимо всего прочего среди активных западников там присутствуют как сторонники присоединения страны к Румынии, так и желающие идти европейским путем отдельно. Но самым серьезным можно считать размежевание в Белоруссии - там оно вышло на уровень скрытной гражданской войны задолго до первого Майдана в Украине и, конечно же, раньше, чем были запущены аналогичные процессы в России. Именно там наиболее вероятен переход к столкновению двух непримиримых взглядов на дальнейшее развитие страны.

Александр Лукашенко имел амбиции возглавить объединенное государство России и Белоруссии, а посему он за пару лет подготовил страну к вхождению в состав РФ. Русский язык почти вытеснил белорусский, использовавшийся еще в начале 90-х не сильно реже, чем украинский в Украине, а национальная символика Западной Руси была заменена на пресные официальные символы с весьма противоречивым смыслом. С этим были не согласны очень многие жители постсоветской Беларуси, которые таким образом невольно стали белорусскими националистами, причем их национальные устремления так тесно сплелись с пониманием необходимости демократизации, что национал-демократия стала вполне органичным направлением политической борьбы, тем более что разделение противоборствующих лагерей шло не только по мировоззрению и самоидентификации, но и по языковому, экономическому и даже возрастному признаку. А этноним "белорусы" стал больше ассоциироваться с постсоветским населением Республики, чем с нацией.

И раз уж этноним был узурпирован и извращен режимом Бацьки, то многие тамошние антисоветчики нашли выход. Если у нас в России дальше идентификации "русские-россияне" выходить просто некуда, то в Белоруссии есть возможность ассоциировать историю страны с Великим Княжеством Литовским, официальным и преобладающим языком которого был западнорусский, прямой предок белорусского. И по аналогии с ходом мысли "жители России - россияне" белорусы вспомнили, что они - литвины, то есть некогда жители Литовского княжества. Отсюда и сходство символики современной Литвы и Беларуси начала 90-х, отсюда и претензии на правопреемство ВКЛ обоих стран. Литвинская самоидентификация, как мы видим, не высосана из пальца, она имеет серьезную историю. Таким образом Белоруссия разделяется по мировоззрению так же как и Украина, те же процессы происходят и в России, но медленней, по очень многим причинам. Все больше и больше белорусские националисты становятся на литвинские позиции, сильно раздражая руководство страны.

Очевидно, что настоящая оппозиция в Белоруссии может победить только пойдя на серьёзный конфликт с властью, то есть смена руководства Республики находится за пределами всяких выборов, ибо оппозиция прекрасно знает, как у них в стране делаются выборы. Например, Объединённая гражданская партия (ОГП) приняла план действий, предусматривающий снятие с президентской кампании и переход к прямому действию. Есть ещё "Народный референдум" и "Талака" - две коалиции, желающие выставить своих кандидатов на выборах и проводящих кампанию "За честные и справедливые выборы". Но их действия на данный момент - жест отчаяния. Никаких шансов у их кандидатов на выборах просто нет. При жестком авторитарном режиме оппозиция не может долго быть сильной. Или она молниеносно использует момент, исторический шанс, или ее, обескровив, внедрив своих агентов, будут использовать как декорацию. Да и сами выборы - лишь процедура легитимации режима Лукашенко. Рано или поздно все это поймут. И начнётся скатывание белорусского общества в открытый конфликт.

Лукашенко такой конфликт не был бы выгоден. У белорусского руководства давно пропала способность к генерации альтернативной идеологии, которая ещё с грехом пополам получается в России. Идее возвращения к национальному самосознанию Нового Времени противопоставить режиму решительно нечего. Помимо этого уже реализующаяся в Украине схема евроинтеграции подсказывает экономическую программу тем, кто собирается бороться с режимом Лукашенко. Одной идентичностью сыт не будешь все-таки. Но ведь и украинцы, сумев связать свою "самостийность" с европейским выбором, а значит - с благополучием, смогли убедить инертное большинство в необходимости противостоять реакционному режиму. Белорусов сдерживает лишь страх, ведь помимо реакции они живут при тоталитарной диктатуре, которая поддерживается Россией. Впрочем, именно в отношении России Лукашенко сделал серьёзную ошибку, начав размежевание на границе, закрыв поставки некоторых товаров, запрещённых к ввозу в Россию российской же властью, а - главное - начал робкие попытки заигрывания с Европой, которая его неизменно игнорирует.

Всё это в итоге приведёт к тому, что путинский режим, как и в случае с Украиной, сначала резко отшатнётся от соседа, который - видите ли - торговаться начал, а затем, опомнившись, начнёт предлагать насильную дружбу с миллиардными кредитами. И вот период конфликта Путина и Лукашенко должен быть использован радикалами для консолидации. Консолидироваться ради просто демократизации никто не будет, а вот ради установления суверенного национального режима платформа уже готова. Националисты вышли из политического гетто начала нулевых, и теперь именно правое крыло белорусской оппозиции является наиболее перспективной силой, способной выкинуть Бацьку на свалку истории. Именно ультраправые после выборов, на которых ожидаемо победит Лукашенко, просто высыплят на улицу, где, вполне возможно, образуют что-то среднее между "Свободой" и "Правым Сектором". Как и в 2006-м, кандидаты от оппозиции будут призывать разойтись манифестантов. Но будут ли они расходиться, учитывая украинский опыт? И не присоединятся ли к ним деятели поумеренней? Впрочем, спецслужбы такой импровизированный Майдан разгонят, скорее всего немалой кровью. И если по образу и подобию Украины протестующие смогут активизироваться в регионах, сделав центром сопротивления не Минск, а, например, Гродно, то противоборствующие лагеря будут представлены еще и территориально. Начнется вооружённое противостояние.

А далее всё будет зависеть от степени самоорганизации змагаров (борцов), которая, как мы видим, кое-где и российские показатели переплёвывает. Либо они смогут в форсированном режиме при полном цейтноте и без какой-либо помощи извне образовать альтернативные органы власти (на худой конец пригласить правительство БНР в изгнании, но лучше сами), начать организованный набор добровольцев для борьбы с "Минскими преступниками". В конце концов НАТО, Украина и Россия не выдержат и начнут помогать сторонам конфликта всем, чем только можно. Конец предсказуем: Лукашенко будет скинут, советская диктатура будет, наконец, сметена. Но радости будет мало: новой власти достанется пепелище с нереформированным убыточным сельским хозяйством, дышащей на ладан изношенной промышленностью, отсталой экономической и социальной моделью, обременённой долгами перед Европой и Россией. Надо быть настоящими героями, способными всё это вынести и довести до успешного конца. Сложно сказать, возникнут ли такие в среде тех, кто называет себя литвинами. Да и, если честно, маловероятно, что инертный белорусский народ может так быстро всколыхнуться.

Но вдруг...

15389

Ещё от автора