Политика

Заставят ли Россию быть свободной?

Заставят ли Россию быть свободной?

Историки часто говорят, что история циклична и многие политические, экономические и иные процессы имеют тенденцию повторяться спустя десятилетия или даже столетия с тех пор, как они произошли впервые. Например, представляющий из себя уже более 2000 лет политически монолитное объединение Китай пережил не одну смуту и не одно падение династий, когда само существование государства находилось под вопросом, но в конце концов империя неизменно возвращалась в состояние единства и централизованного управления на всей её территории: вновь появлялась разветвлённая конфуцианская бюрократия, заново проводилась оценка земельных владений крестьян, разрушенные хозяйственные связи между городами, деревнями и провинциями отстраивались и продолжали своё развитие. История знает множество подобных примеров, которые обнаруживаются на самых разных фазах общественного развития; часто весьма похожие по своей природе процессы протекали в совершенно разных государствах и цивилизациях, что особенно поразительно. Очевидно, что циклы общественно-экономического развития не обошли стороной и Россию.

Пожалуй, сегодняшнее российское государство (посткрымское) с СССР времён Сталина не сравнивал только ленивый: мы видим, как быстро и стремительно восстала из пепла идея противопоставления России Западу, как был запущен могучий механизм внутренней пропаганды, предупреждающий россиян о происках «пятиколонных предателей, продавшихся Америке». Наконец, мы видим невероятное желание власти и общества возродить «великую Империю», убедить мир в нашей исключительности и огромной силе. Всё это не может не настораживать, потому что сами собой напрашиваются параллели с ситуацией, когда авторитарная власть резко усиливает свои позиции и уже не просто защищает свои «командные высоты», но и навязывает свою идеологию массам, угрожая карательными мерами за её непринятие. Делая это, власть окончательно превращается в тоталитарную. Именно так произошло в России в конце 20-ых годов и многое из того, что происходило тогда, можно видеть и сейчас. Надежды мирового сообщества на то, что Россия будет постепенно преодолевать наследие советского периода, потерпели полный крах. Рыночная экономика и западная демократия не прижились в России, закручивание гаек началось сразу же с приходом к власти Путина: сначала медленно, затем всё быстрее и быстрее, и вот, с присоединением Крыма, оно достигает своего апогея. Цикл, что называется, повторяется вновь. Но по каким причинам это происходит и можно ли переломить ситуацию?

Для понимания этого нам нужно будет вернуться в 90-е и вспомнить, что тогда творилось в России. А страна, по сути, оказалась у разбитого корыта: статус сверхдержавы утрачен, Америка диктует свои условия во всём, экономика в руинах, власть парализована, бандитский беспредел и беззаконие проросли по всей стране словно метастазы. Подобная плачевная ситуация, между прочим, образовалась в Веймарской Германии в 20-е годы. Стоит сказать, что сравнение России 90-х и Германии 20-х — тема затасканная и давно пройденная, но она вновь стала актуальной сейчас, так как многие из зловещих прогнозов касательно усиления диктатуры в России теперь имеют реальное подтверждение. Германия, потерпевшая поражение в Первой Мировой войне, униженная и растоптанная политически, оказалась ввергнута в мощный экономический кризис, который привёл к массовой безработице и бедности. Доведённые до отчаяния немцы требовали восстановления исторической справедливости и пересмотра мироустройства, сложившегося после Версальского договора. Вполне очевидно, что бедность, отчаяние и унижение стали отличной почвой для возникновения реваншистских настроений и чаяний по «сильной руке, которая навела бы порядок». Гитлер стал лишь олицетворением накопившихся у немцев комплексов и обид, не было бы его, на его место обязательно бы встал кто-нибудь другой.

Как мы видим, социальные процессы Германии того времени и России 90-х были очень похожи друг на друга, следовательно, ожидать установления жёсткого диктаторского режима в России после такого же периода бедности и унижений — вполне логично. И вот на сцену российской политической жизни выходит Путин: сначала он громит ненавистных всем жуликов-олигархов, затем повышает благосостояние населения за счёт высоких нефтедоходов. Жить стало лучше, жить стало веселее: по сравнению с 90-ми, нулевые действительно многим казались раем. Дальше — больше. После установления относительного порядка внутри страны, Путин обращает свой взор на внешнюю политику: снова Запад числится врагом номер один, который виноват во всех бедах страны, и лишь Путин способен взять долгожданный реванш за все обиды. Логика, как мы видим, неумолима.

Конечно, нельзя сравнивать Путина и Гитлера во всём, потому что Гитлер, в конце концов, был искренним фанатиком, который верил в собственные невероятные идеи; Путин, само собой, личность куда более приземлённая и рациональная. Но в нашем случае сравнение персоналий не имеет значения, потому что Путин и Гитлер поступают одинаково из-за схожести общественного устройства — они не задают движения масс, они ему повинуются. Рейтинг Путина достиг рекордной отметки после Крыма именно из-за того, что он совершил поступок, который временно удовлетворил имперские комплексы россиян. Представьте себе Обаму, захватывающего южную Канаду под эгидой создания единой англоговорящей империи: мол, канадцы и американцы — это один и тот же народ, который разделён искусственной границей. Думаю, не нужно говорить о том, что политическая карьера Обамы на этом и закончится, а сам он, в лучшем случае, будет подвергнут импичменту. Почему то, что американцам кажется безумием, россиянами воспринимается как нечто полезное и совершенно необходимое? Причина кроется в различиях общественного устройства. Американцы не терпели поражения в глобальном геополитическом противостоянии, не были унижены и не жили в состоянии нищеты и беспредела. Да, Америка познала бедность во время Великой Депрессии, но она была быстро преодолена и сменилась новым процветанием. Вдобавок к этому, США на тот момент имели более чем столетний опыт либерального управления, что позволило стране остаться относительно свободной. У России, как известно, такого опыта никогда не было.

Если мы продолжим проводить аналогии, то получается, что путинский режим должна постигнуть та же судьба, что и гитлеровский — падение в результате неудачной войны. Возможно ли такое? Однозначный ответ дать не получится, потому что никто не знает и не может предсказывать действия Путина. Но очевидно следующее: ситуация в российской экономике становится всё более плачевной из-за санкций и дешёвой нефти (которая упала по политическим причинам, но с другой стороны — чего ещё ждал Путин, аннексируя Крым?), а это не способствует укреплению путинской вертикали. Вполне возможно, что уже к концу 2015 — середине 2016 страна окунётся в пучину депрессии, а ВВП вместе с государственными резервами катастрофически сократятся. В первую очередь пострадает частный сектор — особенно потребление. Уже в конце 2013 года, когда ни о каких санкциях и речи не было, общая задолженность по кредитам составила около 10 трлн рублей. В нынешних условиях, когда банковская система отрезана от внешних займов и регулярно попадает под сокращения, средства нужны как никогда. Но из-за высокой инфляции может произойти так, что россияне массово не смогут платить по долгам, что приведёт к банкротству банковских учреждений и к коллапсу банковского сектора. Государству придётся немедленно прибегнуть к спасательным мерам, но из-за скупости финансов госсектор имеет все шансы не выдержать бремени и надорваться. Таким образом будут сразу «обнулены» государственный, банковский и потребительские секторы экономики.

При такой кризисной ситуации возникает классическая для любых автократий/диктатур ситуация: либо власть признаёт свою неспособность преодолеть кризис, либо власть резко ужесточает репрессивный аппарат, устраивает поиск предателей внутри страны. Таким образом режим сможет продлить свою жизнь на несколько лет, но в итоге всё равно падёт под натиском экономической разрухи. В данном случае на место свергнутого диктатора может встать другой автократ, который будет апеллировать к тем же настроениям, что и старый царёк: происки Запада, реваншизм, восстановление исторической справедливости. Однако агонизирующий режим может пойти иным путём и... развязать «маленькую победоносную» с целью отвлечь внимание граждан от насущных проблем. И вот тут произойдёт всё самое интересное.

Очевидно, что врагом при таком раскладе будет объявлена «украинская проамериканская хунта, проводящая карательную операцию на юго-востоке». Допустим, российская армия вторгнется в Украину под предлогом гуманитарной помощи. Чем это чревато для России? Очевидно, что Запад сегодня настроен куда более решительно чем в 1939. Гитлер, думавший, что раз Австрию и Чехословакию он проглотил без проблем, то сможет проглотить и Польшу, ошибался. Путин думал, что Запад стерпит Крым и не введёт санкций и тоже ошибся. Поэтому в случае военных действий против Украины не стоит испытывать иллюзий о невмешательстве Запада в конфликт: воевать придётся со всем блоком НАТО. Причём на этот раз против России будет не только объединённая Европа (объединённая на добровольных началах: ЕС, в отличие от Римской, Наполеоновской и Гитлеровской империй является объединением свободных, а не порабощённых стран, поэтому эффективность Европы в случае новой войны с РФ будет максимальной), но и часть постсоветского пространства и, что, самое главное, США. Так как нынешняя Россия не славится своим промышленным потенциалом, то превосходство врага становится абсолютным по всем показателям, а наличие у блока НАТО ядерного оружия не оставит РФ шансов использовать своё собственное (разве что на собственной территории), ввиду угрозы взаимного уничтожения.

Подобный гипотетический конфликт будет, само собой, с треском проигран Россией и страна , помимо экономической разрухи, познает разруху военную, а также иностранную оккупацию. И вот здесь-то и будет сломлен цикл, в результате которого в России всегда устанавливалось правление «сильной руки». Россия, как и Германия после 1945, будет деморализована и разрушена и просто не сможет больше говорить о своих имперских амбициях. Причина, по которой немцы радостно развязали Вторую Мировую войну заключалась именно в том, что они не познали ужасов разрухи и оккупации во время Первой Мировой. Причина, по которой Россия грезит о реванше сегодня заключается именно в том, что она не оказалась побеждена и оккупирована в результате жестокой войны, а была лишь повержена политически и экономически. Всё это привело к нынешней ситуации, когда общество вновь в экстазе рукоплещет вождю и гонится за мнимым могуществом. К сожалению, здесь россияне похожи на немцев.

Выходит так, что этот цикл, эту «ловушку сильной руки» можно будет сломить лишь такими радикальными мерами, как война. Получается, что Россию, как и Германию в 1945, «заставят» быть свободной и отвечать за свои поступки в результате влияния извне, как бы дико и жутко это не звучало.

16 017
Марк Саамов

Читайте также

Общество
Россию надо начинать заново?

Россию надо начинать заново?

История России и жизнь в России — это какой-то тяжкий кошмарный сон: липкий, нервный и бесконечный. Для живущего в России надежда — самая подлая материя, самая! Она всегда обманывает. В каком веке ни проснешься: дословно одни и те же речи — ибо одни и те же проблемы

Евгений Понасенков
Общество
Грозовой горизонт. Повторение невыученных уроков

Грозовой горизонт. Повторение невыученных уроков

Стратегия, раз за разом выбираемая незападными по своему генезису российскими элитами для противодействия «идеологическим эпидемиям», всё время терпит поражение: вирусы неизменно побеждают.

Вадим Давыдов
Экономика
Банк России должен поддерживать экономику, а не рубль

Банк России должен поддерживать экономику, а не рубль

ЦБ должен до конца года не бояться слабости рубля и не пытаться перебороть рынок, а стремиться создать на нём благоприятные условия для циркуляции средств через вливание рублей, не боясь дополнительно ослабить курс. Это возможно через вливание ликвидности и дальнейшее сокращение ставки без оглядки на инфляцию. Нужен ещё один поворот на 90 градусов.

Александр Купцикевич