Неэффективные соотечественники

Вчерашняя новость про вопиющую неэффективность российских работников вызвала у меня, не скрою, циничное удовлетворение. Вообще, конечно, методика расчета этого показателя оставляет желать лучшего — соотношение ВВП и проведенных на работе часов — согласитесь, это как-то странно. По-моему, для того, чтобы что-то сравнивать, нужны какие-то вакуумные, одинаковые для каждой страны условия, в которые помещаются их граждане, после чего уже можно посмотреть, кто эффективен, а кто — не совсем, но я не экономист, может, просто не разбираюсь.

Тем не менее, можно что-то пронаблюдать и на собственном опыте. Например, я знаю кучу людей, которые работают непонятно где, или непонятно как, или вообще не работают. Причем их доля, мне кажется, превышает долю тех, кто действительно работает на понятных должностях (на заводе, извините, швеей там, пекарем, или, на крайний случай, бухгалтером). Кто-то — какой-нибудь помощник какого-то менеджера (менеджер сам непонятно чем занимается), кто-то что-то организует, кто-то — творческая личность, кто-то доит родителей чуть ли не до сорока лет, кто-то в каком-нибудь Непале или Индии вообще. Понимаете, я ни в коем случае не осуждаю этих людей, Фрейд нам давно говорил, что любой труд — это страдание и неудовольствие. Но вот когда я слышу, что где-то на селе додавливают последних фермеров-крестьян, закрывается градообразующее предприятие, или сажают под нелепыми предлогами бедолагу, решившего заняться малым бизнесом, у меня обостряется чувство попранной социальной справедливости. На улицах Петербурга я вижу совершенно необоснованную и ненужную прорву достаточно дорогих автомобилей, с людьми внутри, мотающимися туда-сюда, вот по-моему абсолютно бесцельно. А остальные болтаются по городу пешком. Откуда у первых деньги на эти автомобили, а у вторых — ну, хотя бы на еду, покушать-то надо за день?

Недавно, в подтверждение моих мыслей, один знакомый американец, когда приезжал в Петербург, выразил удивление тем, что «в разгар дня много молодых мужчин просто стоят на улицах. Они не сумасшедшие, не бомжи и не курьеры. Почему они стоят?».

У меня иногда мелькает идея вот этих «повисших» отловить, запереть и заставить работать за еду на какой-нибудь фабрике или заводе. На вырученные средства повысить зарплаты работягам, а машины конфисковать и переплавить на общественный транспорт. Так хоть какая-то польза будет, а то есть они, нет их — без разницы. От их исчезновения никто б не пострадал. Легче дышать бы только стало, ей-богу!

8316

Ещё от автора